Самое читаемое на этой неделе

Почему люди так много болтают и как остановить чужой поток сознания

Многословие — грех неоднозначный. С одной стороны, разговорчивые люди оживляют компанию и легко располагают к себе, с другой — болтуны нередко назойливы и раздражают. На вопрос, почему некоторые личности так много говорят, и можно ли с этим что-то сделать, отвечает психолог-публицист Елена Лосева.

Многие люди признаются, что иногда бывают очень уж болтливыми, страдают от этого и рады бы научиться «тормозить». Даже тот, кто пустых разговоров не приветствует, наверняка припомнит эпизод из собственной жизни, когда лучше было жевать, чем говорить.

В том и каверза, что «ужасным болтуном» однажды может оказаться абсолютно каждый. Потому идея проучить и переучить разом всех болтунов — не лучшая. Но если перестать злиться, а взять контроль над диалогами с отчего-то разошедшимися вдруг гражданами в свои руки, жизнь может стать комфортнее.

Вот основные причины, по которым человек может быть чрезмерно говорливым.

Темперамент

Болтунов много среди холериков и меланхоликов. Реагируют на жизнь при таком темпераменте люди остро, а для контроля экстра-объема переживаний им нужно мощное волевое усилие. Тип нервной системы при этом у них слабый — вот и не справляются, выплескивая в воздух все, что крутится в голове.

В процессе взросления люди тренируются контролировать эмоции, учатся четче выделять мысли из потока чувств. Но, понятно, что не все достигают в деле укрощения себя одинаковых успехов.

Они могут быть вполне интересными собеседниками. Но если у тебя нет времени или желания на пространный разговор, помогай человеку с самоконтролем ясной фразой с упоминанием о времени:

— Машуля, привет, рада видеть, у меня, как раз, есть пять минут, потом нужно вернуться к работе!

Если человек малознаком, и о его коммуникативных особенностях ты догадалась уже в процессе разговора, вводи ограничение примерно так:

— Сочувствую (рада за вас/ничем не могу помочь, но...), у меня есть еще пара минут, чтобы вас поддержать, вы хотели еще что-то сказать?

С такой поддержкой «болтуны от темперамента» вполне оперативно закругляют разговор. Если важно сохранить с ними добрые отношения, учитывай, что эти люди очень ранимы. Именно поэтому одобряющее, теплое слово во фразе-ограничении будет всегда кстати.

Воспитание

Есть менее приятный тип болтунов, которые в упор не видят, что их постоянная озвучка всего происходящего вокруг и пересказ сплетен раздражают других. Эгоистичных болтунов называют невоспитанными, и своя правда в этом есть.

Когда ребенка обделяют вниманием, отмахиваются от общения с ним, он, развиваясь, все равно много разговаривает — такова особенность возраста. Людям, которые в детстве много говорили с самими собой, во взрослой жизни звук собственного голоса помогает гасить тревогу, напряжение. Результат — окружающим приходится мучиться от их фоновой болтовни.

Впрочем, «хорошее воспитание» — палка о двух концах. И те, кому привили обязательное внимание к людям вокруг, тоже, повзрослев, могут испытывать терпение других ненужными диалогами. Это они расспросят у вас о делах, родственниках, переживаниях, потому что так, в их понимании, и заключается вежливое поведение. И о своих достижениях расскажут, как следует, честно. Если заметят, что вы не цените их «воспитанности», затаят негатив. В общем, одна беда с этим воспитанием!

Разбираться с подобными сбоями в коммуникации нужно самостоятельно. Так что, замечаниями, закрытой позой и даже отказом от общения ты творишь благое дело: спасаешь себя от напряжения, которое порождает болтун рядом, и наводишь человека на мысль, что его поведение, как есть сейчас, мешает жить комфортно и ему самому.

Волнение

Многословный поток речи, как и «полный ступор» — две крайности одного и того же состояния. Волнения. И если для одних поводом для внутренней бури может стать только рухнувшая во двор тарелка с инопланетянами, то для других достаточно необходимости попросить о чем-то — и лови заход издалека, пространный разговор не о том.

Когда человек не очень представляет или завышает ожидания окружающих от предстоящего контакта, он в прямом смысле «сам не свой». Потому и... превращается в кого-то другого.

Например, надевает социальную маску хохмача и балагура — эти ведь, вроде всегда уверены в себе? Значит, в обиду себя не дадут. Или многословного попрошайки, плетущего жалостливые истории, чтобы передать все отчаяние сложившейся ситуации — таким, вроде, быстрее идут навстречу?

В общем, если видишь перед собой конкретного, хорошо знакомого Иннокентия в некоторой степени волнения, помни: пока перед тобой не Иннокентий! Чтобы избавиться от незнакомого болтуна, и вернуть друга, для начала достаточно просто позвать его по имени. Да-да, прямо вот так:

-Иннокентий! Иннокееентий!

Можно также напомнить, что он стоит лицом к лицу не к «проблеме», а к конкретному человеку:

— Иннокентий, это же я, Лена!

Как только люди «возвращаются в себя», с их речью тоже происходят метаморфозы: диалог устремляется ближе к делу, словесные конструкции становятся проще, понятнее.

У незнакомого взволнованного человека можно спросить, как его зовут, схема «приведения в чувство именем» универсальна.