Самое читаемое на этой неделе

Чувство вины: защита или нападение

Почему мы часто чувствуем себя виноватыми, даже, казалось бы, не делая ничего плохого? Как отличить естественную, истинную вину от навязанной извне? Как понять, что нами просто манипулируют, и перестать позволять это делать? Рассказывает психотерапевт Таня Межелайтис.

ЧÑ?вÑ?Ñ?во винÑ?: заÑ?иÑ?а или нападение

Схватившаяся за сердце мама, резко осунувшееся лицо отца, звенящая тишина, повисшая после произнесенных слов, холодок по спине и навалившаяся на плечи тяжесть... Думаю, многим знакома и ситуация, и чувство, которое неизбежно возникает, когда случается нечто подобное. Чувство вины.

И даже не важно, что именно вы сделали: разбили папину любимую чашку, решили уехать учиться в другой город или собрались замуж без родительского одобрения — ваше желание жить своей жизнью и делать то, что хочется, вдруг начинает казаться чем-то постыдным и недопустимым. Все это похоже на замкнутый круг: испытывая вину, проживая ее через ощущения в теле, мы продолжаем притягивать подобные случаи, раз за разом подтверждающие, что мы кругом виноваты.

Вина может стать основой для многих психосоматических заболеваний. Те, кого она гложет изнутри, часто испытывают проблемы с желудочно-кишечным трактом, будто «съедают» сами себя. Тяжкий груз вины нередко приводит к проблемам со спиной. Эмоциональный груз так же ощутим для нашего тела, как и физический.

Часто вину путают со стыдом, досадой и даже депрессией. Действительно, они бывают тесно переплетены, но некоторое отличие все-таки есть. Здоровое чувство вины помогает понять, что мы сделали ошибку, кого-то обидели или поступили неправильно: не защитили слабого, подвели или даже предали кого-то. Это истинная вина, и время от времени испытывать это чувство нормально.

Нам внушили, что именно мы ответственны за чужое поведение, жизнь, счастье. Мы всем должны: детям, супругам, родителям

Такое чувство вины рождается внутри как следствие нарушения личных заповедей. Это наша интерпретация событий, основанная на прочно сидящих в нас установках — флажках, которые помогают различать, что такое хорошо и что такое плохо. Это чувство нам необходимо, оно задает ориентиры: какими нужно быть, чтобы его не испытывать. Зигмунд Фрейд вообще считал чувство вины основой морали.

Но бывает и другая вина, невротическая, когда мы вроде бы ничего плохого не сделали. Мы давно взрослые, самостоятельные — так отчего же бывает так больно и обидно? Да оттого, что через это чувство нами пытаются манипулировать. Цель — заставить нас почувствовать, что мы делаем что-то ужасное и наша жизнь и весь потенциал (время, энергия, деньги) — собственность другого человека, и тратить мы все это будем так, как он считает нужным.

Такая вина внушена другими, извне, и тесно связана с чувством стыда. Стыдно всегда перед кем-то: перед партией, товарищами, одноклассниками, родителями, супругами. Строится такое чувство на базе неуверенности в себе и становится удобным средством манипуляции.

А еще так на нас перекладывают ответственность: нам внушили, что именно мы ответственны за чужое поведение, жизнь, счастье. Мы всем должны — детям, супругам, родителям. «Если виноватых нет, их назначают». Эту фразу приписывают генералу Лебедю. В армейском юморе есть своя правда. Если нас «назначили», то это кому-то выгодно.

Когда некто в нашем окружении пытается вызвать у нас чувство вины или стремится постоянно его поддерживать — это манипуляция. Значит, ему это выгодно. А нам? В чем наша выгода? Ведь она тоже есть.

Чувство вины боится конкретных действий, а значит, чем подробнее прописать возможные варианты, тем больше будет выбор

В чем выгода от того, что мы себя виним и этим наказываем? Может, мы делаем это, чтобы нас не наказали другие? Чтобы они увидели, как сильно мы переживаем, и отстали от нас? Да, это чувство может быть защитой от других. Такой сценарий мы иногда усваиваем в детстве, чтобы защититься от родителей. Ребенок приучается изображать раскаяние, чтобы взрослые меньше «пилили». И это исключительно детская позиция.

Часто выгода бывает в том, чтобы не брать на себя ответственность за происходящее. Это значит, что мы находимся в роли жертвы, и работать надо с этим сценарием. Принимая на себя чувство вины, мы выбираем самонаказание. По сути, это нападение на себя. Но раз мы самостоятельно наказываем себя, то и снять это наказание тоже можем сами.

Что же делать? Если мы действительно сделали что-то плохое, кого-то обидели, — попросить прощения. Спросить, как можно загладить эту вину. Сделать все, чтобы исправить ситуацию. А вот чтобы выключить это чувство, надо понять, что его включает. Чьи слова, убеждения, действия?

Можно написать себе письмо. Перечислить в нем, почему мы виноваты, перед кем конкретно. Это поможет найти не только установки, поддерживающие это чувство, но и способы решения. Например, «я плохая мать, потому что уделяю ребенку мало времени». А какая мать хорошая? Что она делает? И что могу сделать я? Побыть с ребенком вечером, поговорить, сделать что-то вместе, приготовить любимое блюдо, отправиться куда-то на выходных?

Чувство вины боится конкретных действий, а значит, чем подробнее прописать возможные варианты, тем больше будет выбор. Важно понимать, что дальше делать и чего не делать. А вот чего точно не нужно делать, так это пытаться заглушить его всякими «-измами»: шопоголизмом, алкоголизмом... Такие попытки будут лишь усугублять ситуацию.

Поводов для этого чувства может быть бесчисленное множество. Но сделает ли оно нас красивее, здоровее, богаче? Так стоит ли нести на себе этот груз?